Новости
4 ноября 2017, 05:22

«Только в целом – не больно эту правду принять…»

В историко-краеведческом музее открылась выставка «Преодолевая забвение»

Солнце за колючей проволокой. Ряды двухъярусных нар в унылом бараке. Несколько заборов, один за другим отделяющих территорию лагеря от мира свободных людей. Это кадры из презентации ишимбайской художницы Ирины Вахониной «Пермь-36», которая проходила во время открытия выставки, посвящённой памяти жертв политических репрессий «Преодолевая забвение».

– Первая такая выставка прошла в нашем городе в 2011 году, – говорит художник, педагог, руководитель инициативной группы по сохранению памяти о политзаключённых Ольга Литвиненко. – Постепенно экспозиция пополняется новыми документами, в этом деле участвует всё больше краеведов, историков, родственников репрессированных, просто неравнодушных людей. Спасибо сотрудникам музея за поддержку и помощь в подборе и оформлении экспонатов, за то, что в этих стенах нас всегда ждут. После того, как близко соприкасаешься с судьбами прошедших через тюрьмы и лагеря политзаключённых, невольно задаёшься вопросом: «Почему это происходило с нашей страной, с нашими людьми?». И не находишь ответа. Судить не хочется, но и забывать обо всём этом мы не имеем права.

Ольга признаётся, что на продолжение работы её и её единомышленников вдохновляют родственники репрессированных, которые впускают их в своё личное пространство, позволяют им окунуться в приватную жизнь своих семей. Восстанавливать память о забытых и ранее неизвестных именах – в этом видят свой человеческий и гражданский долг Ирина Назарова, Вера Мухаметдинова, Тамара Фёдорова, Раиса Злобина, Елена Литвиненко, Вера Макарова, Ольга Григорьева и многие другие наши соотечественники.

Нынешняя выставка – очередная попытка расширить горизонты нашей памяти, вписать в неё новые имена. Надежда Германовна Квиринг, дочь репрессированного из Алтайского края, передала в дар музею старинный семейный альбом, письма, фотографии и документы, принадлежавшие её предкам. Герман Квиринг пережил репрессии 30-х годов, в годы войны был призван в трудармию, а затем всю жизнь проработал монтажником на заводе строительных машин.

– Отец никогда не рассказывал нам о том, что ему довелось пережить, – вспоминает Надежда Германовна. – Но мы знаем от бабушки, что наш дед и трое его старших сыновей были расстреляны как немцы. Папу спасло то, что в момент их ареста ему было только шестнадцать.

66-летняя Гульшат Мансуровна Махмутова пришла почтить память своего дедушки, указного муллы Абдуллы Гайнулловича Янышева:

– Дед мой был очень образованным человеком, вместе с классиками татарской и башкирской литературы Мажитом Гафури и Галимджаном Ибрагимовым он учился в Уфе в медресе «Галия», знал арабский, русский, латынь. Первый раз его арестовали в 1920 году, а в 1930-м дедушка был приговорён к пяти годам лагерей. В лагере он и сгинул, больше близкие его не видели. Бабушка Амина в 27 лет осталась вдовой с тремя детьми на руках, моей маме было тогда три года. Деда реабилитировали в июле 1989 года.

О судьбах своих репрессированных родственников из семей Запромётовых и Миловановых подробно рассказал Евгений Михайлович Запромётов. Конфискация имущества, высылка, арест, трудармия, попытки наладить жизнь на новом месте и новые сроки – всё это было с его дедами, бабушками, дядьями и тётками:

– Мой дед Милованов воевал на фронте, бабку забрали в трудармию, все их дети умерли от голода. Моя восьмилетняя мама чудом уцелела: она играла на скрипке и пела в госпитале, это спасло её от голодной смерти.

Краевед Тамара Васильевна Фёдорова, автор двух книг о судьбах узников уральского ГУЛАГа, напомнила о трагедиях семей Левашовых, Мельниковых, Ракитиных, Арбузовых, подробно рассказав про каждого из тех, кто подвёргся сталинским репрессиям. Поведала она и печальную историю жителя деревни Рословка Ишимбайского района Рахима Исламова, сына бая Камалетдина Камалова, дважды бежавшего из ссылки и всю жизнь прожившего под чужим именем.

Своими детскими воспоминаниями о том жестоком времени поделилась и автор двух книг по краеведению Раиса Александровна Злобина:

– Девчонкой я видела, как политзаключённых гнали к лагерю, расположенному рядом с нашей деревней. Солдаты с оружием и собаками охраняли толпу в сотню человек. Для ребёнка это было ужасное зрелище. Помню, мама посылала меня в лагерь, чтобы отнести заключённым кислое молоко. Вспоминаю простого крестьянина Михаила Гуменного из Стерлибашевского района. Что-то он сказал такое про Сталина, и посадили человека на 10 лет. Пока он вкалывал на стройках народного хозяйства, потерял семью: жена вышла замуж за другого, дети выросли без отца. Михаил всё повторял одно и то же: « Я невинно пострадал!».

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 3 ноября 2017 года)

Марина ВОРОНОВА

comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg